Новости

29.09.2022

ИНФОРМАЦИЯ

 Арбитражный суд Астраханской области объявляет о втором этапе конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы – секретаря судебного заседания отдела делопроизводства

Воспоминания делегатов

 

Всероссийские съезды судей: 
люди и события, – какими 
они запомнились

 

  В истории Всероссийских съездов судей особое место принадлежит одному, который не мог не врезаться в   сознание и память, заслужив право именоваться Чрезвычайным. Произошло это не потому, что, несмотря на   попытки противостоящих сил, нашедшихся в правительстве и пытавшихся перенести его на неопределённый срок,   он всё же состоялся в первых числах декабря уходящего тяжёлого 1996 года, а прежде всего, что его решения в   дальнейшем стали определяющими, оказались своевременными и переломными в становлении не только судебной,   но и всей правоприменительной и правоохранительной системы страны, по существу спасая от неминуемого   кризиса, в который она скатывалась к тому моменту.

Суды, в особенности общей юрисдикции, ютясь в десятилетиями не знавшими ремонта развалюхах, влачили жалкое существование. Люди, мало сказать, испытывали нравственные, физические и финансовые затруднения, объективно были лишены возможности нормально работать из-за отсутствия средств на приобретение бумаги, канцелярских принадлежностей, повесток для вызова участников процессов на заседания. Измученные такими условиями, ставшей традиционной задержкой зарплаты или её неполной выплатой, отчаявшиеся, потерявшие надежды на перемены, прекращали работу, устраивая откровенные забастовки, многие попросту бежали из суда, в том числе и судьи, переходя в адвокаты, в различные юридические службы и фирмы.

Не лучшая атмосфера царила и в судах арбитражных, недавно созданных и переживавших сложный период становления.

Организуя по долгу службы в аппарате областной прокуратуры, так называемый, в те времена существовавший надзор за законностью в деятельности судей, мне приходилось нередко бывать на различных организационных мероприятиях и по разным оперативно возникавшим проблемам у первого председателя Астраханского областного арбитражного суда Владимира Константиновича Голосеева. Суд, который ему пришлось создавать и руководить на первых порах, в те годы размещался на нескольких этажах, арендуемых в 10-этажном здании Института гражданского проектирования. Выбирать не приходилось, лучшего ничего не было, а это место в центре города, как говорится, он выбил с кровью, а такому коню в зубы не смотрят. Расхлёбывать беды пришлось потом, когда оказалось, что охраны должной не имеется, а территория суда на нескольких промежуточных площадках больше похожа на проходной двор с одним лифтом, по коридорам нередко шастали личности подозрительной наружности, передвижение которых никем не пресекалось, ибо в здании, кроме судейских, располагались на всех этажах более 50 мелких контор и конторок шустрых предпринимателей, вплоть до парикмахерских. Случалось, когда председателю приходилось срочно обращаться в отдел милиции по поводу краж сумочек, денег и прочего имущества у самих служительниц Фемиды, отлучавшихся из кабинетов по какой-либо надобности. Ещё хуже обстояло дело с санитарной обстановкой – здание с давних времён было полностью захвачено тараканами и судейские кабинеты, как и председателя, кишели этой неистребимой нечистью; никакими химикатами этих усатых пилигримов было не истребить, покидая одни позиции, твари тут же прочно обосновывались на других.

Владимир Константинович, высоконравственный, близко принимавший к сердцу все неурядицы порядочный человек, несказанно мучился. Я понимал его ужас, когда он однажды, разоткровенничавшись, жаловался потрясшим его состоянием при виде огромного таракана, выскочившего перед его носом на стол и понёсшегося в сторону собеседницы по полированной поверхности. Председатель вёл приём граждан (тогда это было обязательным) и был пристыжен без меры.

Могли ли подобного рода, пусть незначительные, конфузы способствовать авторитету судов и судей?.. Впрочем, на эти мелочи уже давно никто не обращал внимания, если не считать таких, как тот бедняга первый председатель областного арбитражного суда, рано ушедший из жизни, конечно, не из-за подобного рода мелочей, но из-за них, несомненно, тоже. Собственно, не подлежит спору, что вся наша жизнь из многих таких кажущихся незначительностей и состоит; они дают трещины, потом добавляют их, и корабль, человек это или целая система, прежде казавшийся неподвластный никаким силам, идёт ко дну…

Острая нужда в чрезвычайных и срочных мерах назревала на протяжении ряда лет, в любой миг критическая ситуация могла обернуться реальной трагедией для внутренней безопасности страны и страшной бедой для мирного населения и по другой причине: в следственных изоляторах, отнюдь не представлявших неприступные крепости и переполненных негодующими арестантами по нерассматриваемым уголовным делам, назревала чудовищная обстановка, способная при малейшем незначительном конфликте с администрацией незанятого трудом, недоедающего, озлобленного, спящего на нарах по очереди спецконтингента обернуться непоправимыми последствиями вплоть до бунта.

На IV Чрезвычайном съезде как раз и нашлись мужественные люди, которые не побоялись озвучить правду обо всех этих проблемах. Председатель Совета судей Российской Федерации Юрий Сидоренко, выступивший с докладом, конечно, готовил его не один, он озвучил выстраданный многими материал, став выразителем мнений и воли Организационного комитета съезда, в который вошли лучшие судьи районных и областных судов общей юрисдикции, военных и арбитражных, Верховного и Высшего арбитражного, Конституционного судов.

Ельцин, президент страны, конечно, владел знанием неудовлетворительного состояния судебной системы, был осведомлён об их причинах, укоренившемся чванстве отдельных чиновников считать себя царьками в отведённых им регионах и не приветствовавших, а наоборот, противившихся стремлению судей стать, наконец, в полной мере третьей властью и объективно вершить основанное только на законе, а не по чьему-либо указующему персту, правосудие. Многие тогда посчитали, что именно по этой причине он и не посетил съезд, нежелательно затевать свары с ними теперь, после только что свершившейся победы на вторых выборах, после начавшейся затягиваться тяжёлой раны, которой была Чечня – боевые действия там были остановлены, но «чеченский узел» напоминал болевшей шеей. Ельцин взял передышку и отправил на съезд руководителя своей администрации, тогда стремительно завоёвывавшего авторитет Чубайса, который огласил его приветствия. Таким же образом, поступили и остальные власть держащие: заместитель председателя Горячева обратилась с приветствием к съезду от председателя Государственной Думы Селезнёва и т. д.

Однако, даже в коротких их речах прозвучали горькие признания, что провозгласив в качестве главных целей построение в России демократического правового государства, основанного на принципах приоритета прав человека, разделения властей и федерализма, достичь желаемого результата не удалось, и «представители законодательной и исполнительной власти по-прежнему не воспринимают суд и судей как одну из составных частей конституционного механизма власти, что крайне негативно сказывается и на финансировании судебной власти, и на исполнении судебных решений».

Таким образом, главное было произнесено открыто и неважно кем это было сделано, ведь читалось приветствие самого Президента!

Юрий Сидоренко мудро и требовательно развил всё это в своём докладе. Он сделал акцент на том, что наличием противодействия со стороны чиновничества дальнейшему становлению сильной независимой судебной власти являются отсутствие надлежащей законодательной базы для дальнейшего развития и отсутствие надлежащего финансирования. Проблема из частной и временной переросла в глобальную и от её решения будет зависеть судьба всей судебной реформы. В этом Совет судей натолкнулся на ожесточённое сопротивление сразу же, лишь стал активно участвовать в формировании бюджета судебной системы. Борьба за нормальное финансирование судов возникла с Министерством финансов и Правительством. Сидоренко не побоялся прямо заявить, что в течение двух последних лет финансовая политика Правительства России объективно ведёт к прекращению осуществления правосудия в стране, не выполняются ни требования статьи 124-й Конституции, ни постановления Совета Федерации и Государственной Думы по этим вопросам, ни поручения самого Президента. Так, из заявки на финансирование судов общей юрисдикции в сумме 5,5 триллионов рублей в 1996 году Министерство финансов выделило лишь 1,9 триллиона. В результате это обратилось параличом для судебной системы, однако заявку на 1997 год в сумме 28 триллионов рублей в проекте закона Министерство финансов урезало до 2,4 триллиона. И это уже на всю судебную систему! Предложенных Правительством средств, констатировал докладчик, не хватит даже на погашение долгов. Подобного рода «урезания», сказал он, происходило из года в год и на практике приводит к тому, что многие суды вынуждены останавливать свою деятельность из-за отсутствия средств на оплату судебных расходов. В связи с невыплатой заработной платы и иных видов довольствия технические работники судов почти всех регионов России объявили предзабастовочное состояние, либо бастуют. В 96-м году останавливали работу суды Москвы, Санкт-Петербурга, Амурской, Калужской, Камчатской, Кемеровской, Ленинградской, Омской, Самарской, Томской, Тульской, Ульяновской, Иркутской и других областей. Практически каждый день, подвёл черту Председатель Совета судей, Совет судей получает сообщения из регионов о приостановлении работы судов. Некоторые председатели судов изыскивают возможность финансовой поддержки за счёт средств местного бюджета, с протянутой рукой обращаются к руководителям крупных организаций, банков и коммерческих структур, что противоречит Конституции и приводит к потере их независимости. Между тем, подчеркнул Сидоренко, не секрет, что за некоторыми коммерческими структурами и банками стоят криминальные авторитеты и сие может обратиться уголовными последствиями.

Люди действительно не желают работать в судах, вакантными стали уже почти полторы тысячи судейских кресел (1241 на день съезда). Большие кадровые проблемы в военных судах. С 1 января, напомнил докладчик, вводится в действие новый Уголовный кодекс, чтобы в соответствии с ним приводить наказания осуждённых, многих из них потребуется освобождать, а суды стоят?!. Бунт в колониях в такой ситуации вполне реален, усугубляют обстановку переполненные арестованными следственные изоляторы.

Поэтому, в заключение сделал жёсткое заявление Председатель Совета российских судей, должностные лица, позволяющие себе действия, ведущие к нарушению нормальной деятельности судов, должны нести ответственность. Разработка такого законопроекта могла бы быть одним из поручений съезда новому составу Совета судей.

Весь зал, наполненный делегатами, встретил это заявление аплодисментами.

А докладчик без перерыва заговорил о необходимости создания Судебного департамента при Верховном Суде, чему противодействовало Министерство юстиции, пытаясь удержать суды при себе всеми правдами и неправдами и сохранить за собой право распоряжаться финансами судебной системы. Для этого требовалось незамедлительно принять закон «О судебной системе…», в котором закрепить главные положения:

- признание всех действующих судов общей юрисдикции федеральными;

- изменение принципа формирования бюджета судебной системы;

- создание Судебного департамента при Верховном Суде;

- создание института мировых судей для разгрузки судов от малозначительных дел, при этом право их назначения оставить за Президентом России не уступая республикам и регионам, пресекая попытки раздела судебной системы на местную и федеральную.

Вслед за Председателем Совета судей, поддерживая его во всём, отстаивая острую необходимость совершенствования судебной системы, выступили оба первых руководителя судов.

Вячеслав Лебедев, председатель Верховного, кроме того отметил, что несмотря на все сложности, о которых докладчик упомянул, качество работы судов остаётся довольно высоким, также он обратил внимание присутствующих, что с введением присяжных заседателей число ходатайств о рассмотрении дел в такой форме судопроизводства не уменьшается, а увеличивается, при этом органы предварительного следствия стали более тщательно и внимательно относиться к вопросам исследования, закрепления доказательств и их допустимости.

Завершая выступление пожеланием, чтобы судейский корпус имел своё научно-образовательное учреждение, в котором можно было бы готовить кадры, вести их переподготовку и заниматься научно-исследовательской работой судебной практики, Лебедев выразил уверенность, что работа и решения съезда окажут воздействие на кризисную ситуацию и смогут изменить положение дел в лучшую сторону.

Вениамин Яковлев, председатель Высшего арбитражного суда, опираясь на значительный опыт собственной следственной и прокурорской практики, со знанием дела выделил главную особенность негативных явлений, препятствующих развитию судебной реформы, выделив прежде всего массовое беззаконие, волну преступности и криминализацию большинства сторон жизни. У криминальных элементов, носителей беззакония к тому же есть очень крепкий союзник, активный противник сильных судов и правосудия, подметил он, это чиновник. Ведь когда чиновник не выполняет ни законы, ни указы Президента, например, в части финансирования судов, то он объективно становится союзником носителей криминальных тенденций в обществе. Теми же чиновниками продолжают издаваться на местах акты, размывающие судебную систему и статус независимого суда.

По сделанным докладам, в таком же принципиальном плане, жёстко прозвучали выступления 14-ти представителей городских, областных, республиканских, военных, арбитражных судов, а в связи с критическим состоянием на съезд были приглашены представитель Правительства Российской Федерации, отвечающий за финансирование судов, после чего было принято специальное постановление съезда, были обсуждены проекты федеральных законов «Об органах судейского сообщества в РФ», «О Судебном департаменте при Верховном Суде РФ», по ним состоялась дискуссия и голосование, в целом они были приняты за основу.

В связи с рассмотрением в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации федерального конституционного закона «О судебной системе РФ», IV Всероссийский съезд принял 3 декабря 1996 года Обращение к Совету Федерации, в котором выразил своё отношение к названному законопроекту, попросив его одобрить.

Знакомясь с документами IV съезда позднее, тщательно изучая и анализируя их, я, избираемый делегатом на следующие V и VI съезды судей, не мог не восхититься высокой мудростью и культурой докладчиков и выступающих, их гражданской смелостью и мужеству, ответственному отношению к делу, которому они служат.

Мы, назначенные на должность впервые, я – от Астрахани и Ермолаев – от Волгограда, подружились сразу, активно вникали в обсуждаемые проблемы, обменивались впечатлениями, ведь познавательное, увиденное и услышанное, хоть и было нам не в новинку, оба мы имели большую юридическую практику, треть сознательной жизни отдав органам прокуратуры, а последние 10 лет – первыми заместителями прокуроров областей. У нас ежегодно при Генеральном прокуроре Союза проводились заседания высшего органа – коллегии – довольно серьёзное и ответственное мероприятие, где тоже не только обсуждались итоги работы и отчитывались о результатах, но жёстко спрашивалось с отстающих в качественных показателях работы. На таких коллегиях спрос вели не только всем известные Роман Руденко или Александр Рекунков, но выступали и не менее суровые корифеи от власти, однако сравнивать с познанным, увиденным и услышанным на съездах, я не берусь. Если на коллегиях спрос шёл с нас, подчинённых, то на съездах судьи спрашивали с чиновников высшего ранга, причём не за глаза, оценку деятельности Правительства и Президента давали открыто, не страшась последствий за правду.

Надо ли сомневаться, что после всего, что прозвучало на IV съезде, дела, за которые боролись делегаты российских судов, не сдвинулись с места?

V Всероссийский съезд судей (27-29 ноября 2000 года) проходил уже совершенно в другой обстановке и в ином содержании.

Прежде всего, в его работе принял участие и выступил сам Президент Российской Федерации Владимир Путин и проходил он в Колонном зале Дома Союзов в центре Москвы. Естественно, ко всем вопросам, что обсуждались, было приковано не только огромное внимание общественности, средств массовой информации, но и западных журналистов и политиков.

В работе съезда приняли участие 652 судьи, от судей общей юрисдикции – 508, от арбитражных судов – 96, от военных – 45, от Конституционного – 3, от мировых – 20.

Мы с Ермолаевым удачно разместились поблизости от президиума и ловили каждое слово Президента, выступившего сразу же, лишь Сидоренко открыл съезд. Путин, молодой и энергичный, говорил, увлекая мудростью содержания своих мыслей, его слушали очень внимательно все, потому что говорил он о том, что нужно было услышать каждому делегату.

Констатируя, что после IV (чрезвычайного) съезда приняты в действие федеральные конституционные законы «О судебной системе РФ», «О военных судах», «О судебных приставах», «Об исполнительном производстве», «О финансировании судов», «О Судебном департаменте», «О мировых судьях» и другие, что сыграло большую роль в укреплении судебной системы. Путин обратил внимание на необходимость быстрейшего принятия новых Уголовно-процессуального, Гражданского, Арбитражного процессуального кодексов Российской Федерации и подверг резкой критике работу Государственной Думы и Федерального Собрания, задерживающих проекты этих законов, что существенным образом отражается на своевременном и качественном разрешении дел, и в конечном итоге, на надлежащей судебной защите прав участников судопроизводства. Достижения в деле развития судебной системы очевидны, подчеркнул он, однако этому ещё препятствуют обозначенные им факторы, влияющие на эффективность и доступность правосудия, что вызывает обоснованные жалобы граждан.

Программа и задачи съезда им были чётко и ясно обозначены, ритм работы задан и выступавшие делегаты творчески, активно и заинтересованно приняли участие в освещении проблем, мешавших, на их взгляд, повышению качества работы судов.

Мы, председатели арбитражных судов, конечно, с особым вниманием отнеслись к выступлениям наших коллег: А. Комарова – председателя Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, Т. Машкиной – председателя арбитражного суда Красноярского края, С. Амосова – председателя Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, Ю. Романца – председателя Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, К. Абдуллаева – председателя арбитражного суда Республики Дагестан, Л. Майковой – заместителя председателя Совета судей РФ, председателя Федерального арбитражного суда Московского округа, но самое большое впечатление осталось лично у меня, да и у многих моих коллег, от речи нашего лидера, председателя Высшего арбитражного суда Вениамина Фёдоровича Яковлева. Он присутствовал и выступал и на VI съезде, на котором мне посчастливилось быть делегатом от Астраханского суда и всегда блестящее и мудрое содержание его выступлений заставляло задумываться, помогало определиться с главными направлениями в совершенствовании собственной работы и деятельности всех судей доверенного мне коллектива. В отстающих наш суд никогда не был и работа его критических замечаний не вызывала. Одними наставлениями в докладах Вениамин Фёдорович не заканчивал, приглашая на личное собеседование, на заседания Президиума; кроме полезных советов он при необходимости оказывал большую практическую помощь. Благодаря его усилиям и участию бывшего губернатора области А. Гужвина в тяжёлое финансовое положение судебной системы в Астрахани было построено новое здание для размещения арбитражного областного суда. Для всех судей это тогда казалось настоящим чудом! Прекрасное автономное здание разместилось на берегу красавицы Волги в самом удивительном месте её  разлива, где судьи в обеденное время могли прогуливаться по набережной, любуясь рекой, красотами могучих древних деревьев, отдыхая, набираться новых сил. Комфортные кабинеты были оснащены современным оборудованием, меркантильные проблемы прошлого – убогость, теснота, случайные личности в коридорах были устранены; размещающаяся на первом этаже охрана из судебных приставов обеспечивала надлежащую охрану порядок в здании.

80-летие арбитражной судебной системы России и 10-летие образования современных арбитражных судов мы встречали уже в этом новом здании, чему был посвящён красочный памятный буклет, созданный нами в 2002 году.

Нашёл время Вениамин Фёдорович и побывать у нас на торжественном открытии здания суда, перерезав вместе с Анатолием Петровичем Гужвиным и Председателем Государственной Думы Астраханской области Павлом Петровичем Анисимовым алую ленту. Полюбовался он и чудесным лотосом, розовые плантации которого колыхаются на волнах у берегов небольшого островка на Волге недалеко от здания суда и, не удержавшись, побывал в знаменитом Астраханском кремле, звон колоколов которого приезжал слушать сам Великий Пётр I с императрицей. И здесь Яковлев удивил многих своими знаниями истории нашего края и строительства Кремля, называя интересные факты, неизвестные даже местному экскурсоводу.

Вениамин Фёдорович Яковлев… доктор юридических наук, профессор, в Свердловском институте проработал проректором десяток с лишним лет, затем возглавил ВНИИ отечественного законодательства, большой знаток гражданского права, заслуг всех не перечислить… Этот великий человек стоял у истоков арбитражного права и является основателем института современного арбитражного правосудия. С идеей создания таких судов, с научной обоснованной программой их организации, он бомбил М. Горбачёва и проломил, казалось бы непробиваемую чиновниками, стену непонимания только тогда, когда за решение вопросов экономических разборок среди бизнесменов взялись уголовные авторитеты, а бандиты расстреливали на улицах средь белого дня друг друга, руководителей компаний, депутатов, деля недвижимость.

Заслуг В.Ф. Яковлева не перечислить, но при всём этом он был высококультурным интеллигентом, замечательной личностью, милейшим собеседником. По той причине, что мне приходилось часто бывать у него, лично регулярно докладывая о ходе строительства здания суда (он вникал в малейшие детали!), мы сблизились так, что я довольно свободно мог бывать в его кабинете, где мы говорили о многом. Оказалось, что он, как и я, начинал следователем прокуратуры после окончания университета, работая в прокуратуре Якутской автономной области, где к месту происшествия приходилось добираться по снежной тундре с помощью собачьей упряжки. Любовь к прокуратуре он сохранил надолго, а прокурорская практика и трудности в работе, вспоминал он, закалили его на всю жизнь. Потом, став писателем, я не смог не написать об этом удивительном человеке в книге «Бумеранг», вышедшей в московском издательстве «Вече» в этом, 2021 году, но, к сожалению, Вениамин Фёдорович до этих времён не дожил.

И таких замечательных людей, с которыми судьба свела мою жизнь, в суде и на съездах судей, мне посчастливилось встретить много. Владимир Исайчев, заместитель Яковлева, оказавшийся известным лирическим поэтом (подаренные книги которого бережно храню), Александр Арифуллин, куратор нашего суда по кадрам и большой профессионал нашего дела, Борис Полонский, советник Яковлева, патриарх арбитражного суда, во время лекций которого ломились двери в прокурорском институте повышения квалификации, куда, к нам, курсантам-прокурорам, его приглашал выступать директор института В. Басков, знаток учёного мира юристов. Его совет запомнился мне и многим слушателям надолго: «В судах и прокуратуре не терпимо хамство, ибо оно сразу вызывает отторжение мысли о существовании здесь справедливости, порождает реакцию и желание бороться, отсюда жалобы сторон».

Эти люди отдали всю свою сознательную жизнь благородному и трудному делу становлению и развитию не только арбитражных судов, но и всей системы правосудия в стране.

Заслуга их неоценима.

В честь V и VI съездов, проходивших после Чрезвычайного IV-го, были выпущены уже разные памятные диковинки: медаль, альбомчики, значки и ручки с соответствующими надписями, я сохранил многое, что было подарено, но воспоминания о IV Чрезвычайном впечатляют чувства больше всего этого.

 

В. Белоусов,
председатель Астраханского
арбитражного суда в почётной отставке

 

 

 

 

 

 

Сервис временно не доступен